главная гостевая форум  
 
 

 

СЕЩА ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

 

ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЕ ПОДПОЛЬЕ В СЕЩЕ


ВЫЗЫВАЮ ОГОНЬ НА СЕБЯ

Разведчики из группы «Джек» работали рядом со ставкой Гитлера

   Лето 1943 года. Командование вермахта определяет направление главного удара в операции «Цитадель» на Курской дуге. С одной из прифронтовых авиабаз взлетает «Хейнкель» с полной бомбовой нагрузкой. За ним уходят в небо два «Юнкерса–88». До цели ни один не долетает, по непонятной причине они взрываются в воздухе. Командующий 6–м флотом люфтваффе фельдмаршал Роберт фон Грейм считает, что причиной взрывов стал саботаж на авиационных заводах в Германии, где трудятся подневольные иностранные рабочие. Служба безопасности СД, гестапо и фельджандармерия сбиваются с ног в поисках виновных. Среди летного состава рождаются панические слухи о том, что русские изобрели невидимый луч, поражающий машину в полете.
   На деле все было гораздо проще. Таинственные взрывы были делом рук интернационального подполья, действовавшего на одной из крупнейших немецких авиабаз, которая размещалась вблизи поселка Сеща под Брянском. Руководила им советская патриотка Анна Морозова.
   «К апрелю 1942 года, — говорится в отчете 1–й Клетнянской партизанской бригады, действовавшей в годы войны на территории Брянской и Смоленской областей, — Сещинская группа превратилась в интернациональное подполье, так как в него вошли, кроме советских граждан, поляки, чехи и один румын. Подпольщики Сещи, кроме разведданных, присылаемых почти ежедневно в бригаду, проводили большую диверсионную работу. Получив из бригады магнитные мины, они заминировали и взорвали двадцать самолетов, шесть железнодорожных эшелонов, два склада с боеприпасами».
   Когда советские войска освободили Брянщину, Аня Морозова стала служить в Красной Армии. Окончила курсы радиотелеграфистов, прошла специальную подготовку и в июле 1944 года в составе спецразведгруппы «Джек» была заброшена в Восточную Пруссию для выполнения задания командования 3–го Белорусского фронта.
   Случилось так, что мне довелось входить в состав этой группы. Конечно, в ту пору мы знали лишь имена и псевдонимы друг друга. Неудивительно, что о героическом прошлом Ани стало известно лишь потом, после войны. Познакомился я с Аней в деревне Залесье под Сморгонью в июле 1944 года. Было это вечером. В одной из уцелевших хат кто–то на скрипке играл полонез Огиньского. Я подошел к дому. У открытого окна стояли наши разведчики. Тут же находились две девушки. Одна — светловолосая, невысокого роста, круглолицая. Вторая — повыше ростом, стройная, темно–русая, с мягким овалом лица, серьезными глазами. Она скользнула по мне взглядом и спросила: «Что, тоже с нами?» Я не совсем понял вопрос, но ответил утвердительно. «Тогда слушай музыку. Это о Родине».
— Аня, — отрекомендовалась она.
   Другую девушку звали Зина. Потом был прощальный ужин, напутствия командования, аэродром под Сморгонью, борт «Дугласа», парашюты и Восточная Пруссия.
   27 июля 1944 года из лесного массива неподалеку от ставки Гитлера «Волчье логово» в эфире зазвучали позывные «Джека». Мы приступили к выполнению задания. Действуя в сложных условиях, группа несла тяжелые потери. Погиб наш командир капитан Павел Крылатых, командование принял Николай Шпаков. Спустя два месяца он был тяжело ранен в бою с карателями и во избежание плена застрелился. Но группа «Джек» продолжала действовать. В эфире не переставали звучать ее позывные, за которыми следовала скупая, но так необходимая Центру информация. Радистками работали Аня и Зина. Я хорошо помню Аню в минуты наибольшего напряжения, когда в затылок раздавались топот и крики преследователей. В руке у нее пистолет ТТ, на боку — рация «Север–бис». Одета в демисезонное коричневое пальтишко, на ногах — кирзовые сапоги, на голове — синий берет. Девчатам приходилось во много раз труднее и сложнее в условиях, которые даже для мужчин были почти непосильны. Около 50 развед-групп было в то время заброшено в Восточную Пруссию. Группа под кодовым название «Джек» оказалась наиболее результативной. Тех, кто пробыл там хотя бы месяц, считали долгожителями. «Джек» продержался полгода. Эта группа вошла в английский каталог лучших фронтовых разведгрупп мира.
   После гибели Зины Бардышевой, которая, будучи тяжело раненной, застрелилась, чтобы избежать плена, остатки группы отошли на территорию Польши. Здесь в Мышинецкой пуще Аня Морозова приняла свой последний бой. Ей было всего 23 года.
   В 2004 году мне довелось побывать в Польше, в тех местах, где погибла Аня. Она похоронена неподалеку от деревни Градзаново. Мы приехали туда вечером, но, несмотря на поздний час, местные жители вызвались проводить нас к могиле. На большой плите горели свечи, лежали свежие цветы. Чуть ниже надпись: «Спи спокойно на польской земле».
   Анна Афанасьевна Морозова за свои подвиги была посмертно удостоена звания Героя Советского Союза и награждена польским Крестом Грюнвальда II степени. О ней и ее боевых друзьях был создан многосерийный телефильм «Вызываем огонь на себя», который многие, наверное, помнят.
   Недавно по приглашению Сещинского музея интернационального подполья я посетил места, где действовали подпольщики. Мне как ветерану войны было приятно видеть и сознавать, что здесь не меркнет память о бойцах невидимого фронта, людях высокого долга и чести, внесших достойный вклад в разгром фашизма.
      Геннадий ЮШКЕВИЧ, ветеран, разведчик из группы «Джек».

<< назад

далее >>


Мемориал погибшим в годы Великой Отечественной войны Мемориал погибшим в годы Великой Отечественной войны
(сквер возле почтового отделения)

 

 

Памятник павшим за Советскую Родину Памятник павшим
за Советскую Родину в годы
Великой Отечественной войны
(рядом с ж/д вокзалом)

COPYRIGHT 2007-2008 by KALGRI